Преподобным часть1

Авраамию Галичскому, Чухломскому, глас 4:

От мирскаго мятежа изшед, / в тихое пристанище, преподобнаго Сергия обитель, притекл еси, / и тамо равноангельное житие пожив, / во страну Галичскую пришел еси, / идеже веру Христову насаждая / и новокрещенныя люди от суеверий поганских очищая, / многи и велики подвиги подъял еси / и, обители четыри создав, / иноков лики добре упасл еси / и ко Христу Спасу привул еси, / Егоже моли, преподобие отче Авраамие, спасти души наша.

Авраамию, затворнику Печерскому, в Ближних пещерах, глас 2:

Велия веры исправления, / в пещернем затворе, яко на воде упокоения, / преподобне отче Авраамие, радовался еси, / огнем бо любве Божественным распалаемь, / бдением и молитвою безстрастия достигл еси / и явился еси равноангельный на земли, / того молитвами, Христе Боже, спаси души наша.

Авраамию, архим. Ростовскому, глас 1:

Просветйвся Божественною благодатию, / неверныя люди наставил еси к свету Богоразумия: / и по смерти сияя светлостию жития твоего, / источаеши исцеления притекающим с верою к тебе, / Авраамие отче наш, / Христа Бога моли даровати нам велию милость.

Авраамию Смоленскому, глас 8:

Днесь возсия нам память твоя, славне, яко солнце, / светозарно лучами озаряющая мир / и тьму нощи злых духов от нас отгоняющая. / Днесь Небёсныя силы святых Ангел / и души праведных мысленно торжествуют, радующеся. / Днесь и мы, грешнии, припадающе, молимся: / отче преподобне Авраамие, / Христа Бога моли непрестанно / спасти град и люди, любезно тебе почитающия.

Агапиту Печерскому, врачу безмездному, в Ближних пещерах, глас 5:

Богоноснаго Антония ревнуя смиренномудрию, / аки некиим врачеством зелием снедным / исцелял еси болящия, преподобие Агапите, / тем и врача неверна уверив, / наставил еси на путь спасения. / Уврачуй и наша болезни / и молися Господеви о воспевающих тя.

Агафону Печерскому, в Дальних пещерах, глас 8:

Блага Небесная ради дел твоих стяжавый, / благости тезоимените, Агафоне, / моли Благаго Господа, молим тя тепле, / яко да не лишит нас вечных благ Своих.

Александру, игум. Куштскому, глас 4:

Иже плотским дебельством Богови работати изводи, / в пустыню вселився, / в нейже многими поты и труды / безтелеснаго равноангельнаго пребывания возможе достигнута, / таже от Бога узрен быв, / сподобися великих чудес в жизни и по преставлении, / на нечистыя духи силу восприим, / изгониши от приходящих к тебе с верою, / темже, отче Александре, / за вся ны моли, / спастися душам нашим.

Александру Ошевенскому, глас 4:

Христа, истиннаго Бога, всею душею возлюбил еси / и Тому невозвратным желанием последовал еси, / вся же красная и сладкая мира сего возненавидев, / яко небопарный орел, на Небеса возлете / и тамо со Ангелы ликуеши и со всеми святыми Святей Троице предстоиши, / моли и нам спастися, чадом твоим, / яко же обещася, Александре преподобне, отче наш.

Александру Свирскому, глас 4:

От юности, Богомудре, желанием духовным в пустыню вселився, / единаго Христа возжелал есй усердно стопам в след ходйти, / темже и ангельстии чини зряще тя, удивйшася, / како с плотию к невидимым кбзнем подвизався, премудре, / победил еси полки страстей воздержанием / и явился еси равноангелен на земли, / Александре преподобне, / моли Христа Бога, / да спасет души наша.

Алексию, человеку Божию, глас 4:

Возвысився на добродетель и ум очистив, / к Желанному и Крайнему достигл еси, / безстрастием же украсив житие твое, / и пощение изрядное восприим совестию чистою, / в молитвах яко безплотен пребывая, / возсиял еси яко солнце в мире, / преблаженне Алексие.

Алипию, иконописцу Печерскому, в Ближних пещерах, глас 8:

Зраки изобразуя святых на дщицах, / сих благодеяния спешно, / яко искусен художник, всехвальне Алипие, / написовал еси на скрижалех твоего сердца / и сего ради, аки образ, благолепне украшен, / священства благодатию, аки златом, обложился еси / от Христа Бога и Спаса душ наших.

Алипвдо Столпнику, глас 1:

Терпения столп был еси, / ревновавый праотцем, преподобие, / Иову во страстех, Иосифу во искушениях, / и Безплотных жительству сый в телеси, / Алипие отче наш, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Амвросию Оптинскому, глас 5:

Яко к целебному источнику / притекаем к тебе, Амвросие, отче наш. / Ты бо на путь спасения нас верно наставляеши, / молитвами от бед и напастей охраняеши, / в телесных и душевных скбрбех утешаеши, / паче же смирению, терпению и любве научаеши. / Моли Человеколюбца Христа / и Заступницу усердную / спастися душам нашим.

Аммону, затворнику Печерскому, в Дальних пещерах, глас 2:

Егда изшел еси от мира, / тогда мирская вся яко тщетна отвергл, / егда же образ иноческий на ся прият, / тогда вражия коварства подвиги своими и труды, Аммоне блаженне, попрал еси, вопия: / Христе Боже, слава Тебе.

Амфилохию, Макарию, Тарасию и Феодосию Глушицким, глас 8:

Светильники светлыя явльшеся, / доброту земную мудренно оставльше, / и идоша во внутреннюю пустыню, Амфилохие, Макарие, Тарасие и Феодосие, / смирение и всякую добродетель извыкше, / и обретоша безсмертие, / постом и бдением и прочим воздержанием себе приносяще Христу, / и ныне на Небесех Престолу Христову предстоите. / Молите, отцы Богомудрии, Амфилохие, Макарие, Тарасие и Феодосие, / умирити мир и спастися душам поющих вас, / и согрешений оставление даровати / чтущим всечестную память вашу.

Анастасии Сербской, глас 4:

Добродетельми богатая, / кротостию и благочестием украшенная, / возсияла еси чистотою жития твоего, / сего ради благий Бог благослови тя / быти материю светильника рода сербскаго, / темже вопием ти: / радуйся, преподобная мати Анастасие.

Анатолию, в Ближних пещерах и Анатолию затворнику, в Дальних пещерах, Печерским, глас 3:

Преблаженнии и Богоноснии отцы наши, Анатолие и Анатолие Затворниче, / яко стяжавшии дерзновение ко Гос­поду / равноангельным своим житием, / егоже ради обогати Христос нетлением и чудесы мощи ваша, / молим вас прилежно: / испросите душам нашим очищение / и велию и богатую милость.

Андрею Рублеву, иконописцу, глас 3:

Божественнаго света лучами облистаемый, / преподобне Андрее, / Христа познал еси Божию премудрость и силу, / и иконою Святыя Троицы всему миру проповедал еси / единство во Святей Троице. / Мы же со удивлением и радостию вопием ти: / имеяй дерзновение ко Пресвятей Троице / моли просветити души наша.

Андронику Антиохийскому, глас 1:

Пустынный житель и в телеси Ангел / и чудотворец показался еси, Богоносне отче наш Андрониче, / постом, бдением, молитвою Небесная дарования приим, / исцеляеши недужныя и души верою притекающих к тебе. / Слава Давшему тебе крепость, / слава Венчавшему тя, / слава Действующему тобою всем исцеления.

Андронику Московскому, глас 1:

Безмолвие от юности возлюбив, / на гору Маковец пришел еси, Андрониче блаженне, / обитель общаго жития устроил еси в земнем граде Москве, / во обители Небеснаго града ныне ликовствуеши, / молися Христу Богу / спастися душам нашим.

Андронику и Савве Московским, глас 8:

От юности своея, преподобнии отцы Андрониче и Савво, / в пустыни вселистеся Сергия великаго, / того житию последующе, / плоды смирения и послушания возрастили есте, / сего ради сподобившеся быти строители и первоначальники / обетныя обители святителя Алексия, / с нимже испросите у Христа Бога верным людем здравие и спасение / и душам нашим велию милость.

Андронику, Савве и Александру Московским, Даниилу Черному, Андрею Рублеву, глас 2:

Плоды добродетелей на земли принесше, / преподобнии отцы, / в Небесных чертозех ныне благоухаете, яко райстии цвети, / и лицем к лицу зрите Пресвятую Троицу, / Юже дерзновенно молите / спастися душам нашим.

Антонию Великому, глас 4:

Ревнителя Илию нравы подражая, / Крестителю правыми стезями последуя, / отче Антоние, / пустыни был еси житель, / и вселенную утвердил еси молитвами твоими. / Темже моли Христа Бога, / спастися душам нашим.

Антонию Дымскому, глас 4:

Добродетелей ревнителю, / пустын­ный житель, / подвижник веры Христа Бога нашего, / пощением и труды умертвивый плотская вожделения, / тезоимените великому Антонию, / егоже житию поревновал еси / и во егоже имя Боже­ственный храм воздвигл еси, / купно с ним, преподобне Антоние, моли Спаси­теля всех, / да и нас сотворит победители плотских похотей / и храмы Духа Святаго, / по велицей Его милости.

Антонию Печерскому, Киевскому, начальнику всех русских монахов, глас 4:

От мирскаго мятежа исшед, / отвержением же мира евангельски Христу по­следовал еси / и равноангельное житие пожив, / в тихое пристанище Святые Горы Афона достигл еси. / Отонудуже благословением отцев в гору Киева пришед, / и тамо трудолюбно жизнь совер­шив, / Отечество свое просветил еси, / и множеству монашествующих стезю ве­дущую к Небесному Царствию показав, / Христу сия привел еси. / Егоже моли, Антоние преподобне, / да спасет души наша.

Антонию Римлянину, Новгородскому чдтв., глас 4:

Ветхий Рим, отечество твое, оставив, / на камень, яко на легкий корабль, возшел еси / и на нем паче естества, аки безплотен, по водам шествовал еси, / промыш­лением Божественнаго разума направляемь, / Великаго Новаграда достигл еси / и, обитель в нем сотворив, / тело твое в ней предложил еси, яко дар освящен. / Тем молим тя, отче Антоние: / моли Христа Бога, да спасет души наша.

Антонию Сийскому, глас 1:

Желанием духовным распалився / и мятежи мирския отринув, / ко единому же Богу любовию прилепился еси / и, Того вседушне взыскуя, / во внутреннюю пус­тыню отошел еси, при водах вселився, / идеже во слезах и трудех пребывая мно­голетное время, / в терпении мнозем житие Ангельское проходил еси / в наставлении Божественнаго разума, / и множе­ство монахов собрал еси, мудре, / ихже посещая, и не остави, Антоние препо­добне, отче наш, / Пресвятей Троице моляся / от зол всяческих избавити и спасти души наша.

Антонию и Феодосию Печерским, глас 3:

Двоицу начальных российских све­тил почтим, / Антония, Богом посланнаго, и Феодосия, Богом дарованнаго: / тии бо первии, равноангельным в России житием просиявше от гор Киевских, / осветиша отечествия нашего вся концы, / и путь к Небеси правый многим показаша, / и, первоотцы иноком бывше, лики спасаемых Богови приведоша, / и ныне, предстояще в вышних немерцаемому Бо­жества Свету, молятся о душах наших.

Арефе, затворнику Печерскому, в Ближних пещерах, глас 2:

Богатство твое душевное погубити хотя враг, / помрачил тя бяше богатством тленным исперва, / но всех спасаяй Господь / богатство гибнущее окрасти попу­сти, / душевное же невредно соблюд, / Небесных сокровищ наследника тя показа, Арефо, / тем тя чтим и ублажаем.

Аркадию Новоторжскому, глас 4:

От духовнаго наставника, отца преподобнаго Ефрема, наставляемь, / послушания добрый рачителю, отче Аркадие, / от мирскаго мятежа удалился еси / и, инок быв изрядный, / добрым подвигом ревнуяй, / от Христа Бога приял еси венец славы Небесныя; / и ныне, вкупе с преподобным отцем Ефремом у Престола Вышняго предстоя, / о нас молися, избавитися нам от всех бед и скорбей / и спастися душам нашим.

Арсению Великому, глас 8:

Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси, / и иже из глубины воздыханьми во сто трудов уплодоносил еси, / и был еси светильник вселенней, / сияя чудесы, Арсение отче наш, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Арсению Каппадокийскому, глас 3:

Житие богоугодное добре скончав / сосуд честен Утешителя явился еси, Богоносне Арсение, / чудес благодать приим, всем подаеши скорое вспоможение, / отче преподобне, / Христу Богу молися / даровати нам велию милость.

Арсению Комельскому, глас 4:

Удалився мира, и водворився в пустыню, / и ту подвизався добрым подви­гом, / постом, и молитвами, и многим терпением, / и жив показал еси многая чудеса, / и по преставлении своем источаеши различная исцеления / с верою приходящим к честному гробу твоему, / Арсение, отче наш, / моли Христа Бога / спастися душам нашим.

Арсению Коневскому, глас 4:

Духом Божиим наставляемый, / воз­любил еси безмолвие, / в немже евангельски подвизающуся, / пречудный Афонский дар - / Богоматере икона, даровася ти, всеблаженне, / и, образ добродетелей быв стаду твоему, / Арсение отче наш, / к Горнему торжеству возшел еси, / идеже со Ангелы ликовствуя, / моли Христа Бога / спастися душам нашим.

Арсению Новгородскому, глас 4:

Отечество свое и род оставил еси, / Христу прилепися, / и Великаго Новаграда достигл еси, / и в нем во юродстве трудолюбное твое тело изнурил еси / многим постом и воздержанием, / и пророчествия дар прияти сподобися, / и многошвенныя ризы изволил еси на себе носити, / и, тело в нем предложив, / обитель себе в премирнем Царствии у Христа, всех Бога, сотворил еси. / Егоже моли, святе Арсение преподобне, / Церкви и стране нашей в мире пребывати от всех навет вражиих, / ущедрити нас, почитающих твое торжество, / и спасти души наша.

Арсению Трудолюбивому, в Дальних пещерах, глас 8:

Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси, / и иже из глубины воздыханьми во сто трудов уплодоносил еси, / и был еси светильник вселенней, сияя чудесы, Арсение отче наш, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Афанасию Афонскому, глас 3:

Еже во плоти житию твоему / удивишася ангельстии чини: / како с телом к невидимым сплетением изшел еси, приснославне, / и уязвил еси демонские полки. / Отонудуже, Афанасие, / Христос тебе воздаде богатыми дарованьми, / сего ради, отче, моли / спастися душам нашим.

Афанасию Высоцкому (Младшему), Серпуховскому, глас 8:

Образ Божий в богосотворенней душе твоей, / ум, слово, и дух соблюдая / вперился еси отче преподобне Афанасие, / любовию ко Всетворцу Богу, / и сего ради / молитвы, труды, и подвиги добродетельныя восприим, / прешел еси в вечныя небесныя кровы. / Отнюдуже назирай нас / моля Святую Троицу, / еже наследити нам горнее всерадостное блажен­ство.

Афанасию, затворнику Печерскому, в Ближних пещерах, глас 3:

Блаженство плачущих получити же­лая, / день и нощь непрестанно плакал еси, / имея во уме час Судный, / тем по кончине твоей обрел еси утешение на Небеси, / преподобне Афанасие. / Подаждь и нам плакатися зде грехов наших выну, / яко да плача безконечнаго избывше, / тамо приимем вечное утешение.

Афанасию, затворнику Печерскому, в Дальних пещерах, глас 7:

По имени своему за труды велия / и всегдашнее зде умерщвление плоти в затворе / безсмертную ныне на Небеси / жизнь наследовавый, / молим тя прилежно: / молися о нас, / яко да и мы тояжде сподобимся получити.

Афанасию и Феодосию Череповецким, глас 5:

Яко всехвальнии ученицы / великаго покровителя и заступника земли Русской, / Богоноснии отцы наши Афанасие и Феодосие, / от юности вашея крест Христов на рамена вземшии, / усердно Тому последовали есте / и добре потрудилися в Сергиевой обители. / Отонудуже Божиим изволением прибывша, / благочестно во граде нашем Череповце подвизалися есте, / и обитель Воскресе­ния Христова устроиша, / молитвою и трудом Богу угодивше, / от Него венец славы Небесной прияли есте, / и ныне святыми своими телесы / в соборнем храме под спудом почивающе, / духом же вкупе с преподобным Сергием / у Престола Всевышняго предстоя, / о нас молитеся прилежно / избавитися нам от всех бед и скорбей / и спастися душам нашим.

Ахиле, диакону Печерскому, в Дальних пещерах, глас 8:
Постническое житие облобызав / и многими труды от младых ногтей себе обложив, / на степень диаконства произведен быв, всечестне, / в коем служил еси в церкви Божия Матере непорочне, / Ейже молися, / во еже спастися душам нашим.

Боголепу, отроку, схимонаху Черноярскому, Астраханскому, глас 4:
От юности освящен бысть Господеви, / преподобне отче Боголепе, / мира сего красоту оставил еси, / желая древнему отечеству наследовати, / сохраняй град сей и люди, / с верою притекающия ко гробу твоему целебному, / просяще помощи и заступления, / да вси воспоим ти: / радуйся, отче Боголепе.

Варлааму Важскому, Шенкурскому, глас 3:
Иже к добродетелем прилежанием взыграния плоти обуздал еси, / благими нравы душу свою украсив, / от земных Христу превозведе ум свой, / тем от Него исцелением струя независтна явися, / притекающим верою к тебе и любезно зовущим: / Варлааме, отче наш, / моли Христа Бога, / да спасет души наша.

Варлааму Индийскому, глас 8:
Слез твоих источники пустыни безплодное возделал еси, / и иже из глубины воздыханьми во сто трудов уплодоносил еси, / и был еси светильник вселенныя, сияя чудесы, Варлааме отче наш, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Варлааму Керетскому, глас 1:
Божественною свыше просветився благодатию, преподобне, / мир оставил еси, / житейскую печаль и всяк мятеж мира сего / любве ради Христовы со дерзновением отвергл еси, / евангельски Христу последовал еси, / и, Того ярем взем, во всем воли Его повинулся еси, / и весь разум и сердце к Нему неуклонно возложил еси, / Христа ради тело свое изнуряя постом и бдением, в молитвах своих не усыпая, / Бога милостива творя и Пречистую Богородицу Молебницу предлагая, / и сего ради от Бога восприем власть и силу на сопротивнаго врага, / не убояся воздушныя и морския тяготы и студени, ниже уклонися, / и морскою пучиною в мале ладиице по водам шествие творя, / против зельнаго обуревания плаваше, / промышлением Божественнаго разума направляемь, / и около Святаго Носа непроходимый путь морский / от ядовитаго червия / благопроходен человеком без вреда сотворил еси молитвами своими, / и многим терпением во временней жизни подвиг совершил еси, / и, равноангельное житие пожив, / темже и по преставлении источаеши чудес благодать / иже верою приходящим к тебе / Варлааме, преблаженне отче наш, / вопием ти: моли Христа Бога, / да спасет души наша.

Варлааму, игумену Печерскому, в Ближних пещерах, глас 1:
Мира красная и славу его оставль, / притекл еси в пещеру, / идеже от силы преуспевая в силу, / был еси вождь Христова стада, всеславне Варлааме, / еже яко упас добре, упаси и нас, молим тя, / сохраняя от всех зол, да тя ублажаем.

Варлааму Хутынскому, глас 3:
Иже на земли леганием, / пощением же и бдением / тело твое изнуряя, преподобне, / вся плотская мудрования умертвил еси; / и исцелений струя независтная явился еси / верою притекающим к тебе, Варлааме отче наш, / моли Христа Бога / спастися душам нашим.

Варнаве Ветлужскому, глас 1:
Желанием духовным распалився / и мятежи мирския отринув, / к Богу любовию прилежно присовокупися. / И Того вседушне взыскуя, во внутреннюю пустыню отшел еси, / при водах вселися, / идеже во слезах и трудех пребывая многолетное время, / в терпениих мнозех житие ангельское проходил еси / в наставлении Божественнаго разума / и множество монахов собрал еси, мудре, / ихже, посещая не остави, / Варнаво преподобне, отче наш, / Пресвятей Троице моляся, / от зол всяческих избавити и спасти души наша.

Варнаве Гефсиманскому, глас 5:
Измлада Христа Бога чисте возлюбив, / сын утешения был еси, преподобне отче Варнаво. / По имени и житие твое бысть: / коемуждо страждущему, и нищу, и Царю, / пастырь кроток, утешитель и целитель явился еси. / Поминай нас, благодатный отче, / да молитвами теплыми твоими жизнодавец Бог дарует нам утешение и велию милость.

Василию Декаполиту, исп., глас 1:
Пустынный житель, и в телеси Ангел, / и чудотворец явился еси, Богоносе, отче наш Василие, / постом, бдением, молитвою Небесная дарования приим, / исцеляеши недужныя и души верою притекающих ти. / Слава Давшему ти крепость, / слава Венчавшему тя, / слава Действующему тобою всем исцеления.

Вассиану и Ионе Пертоминским, Соловецким чдтвв., глас 8:
Прежде отвержением мира, / яко морскаго треволнения, избегосте, отцы преподобнии, / послежде же, изволением Божиим, / в водах морских кончину блаженную приясте / и к неболезненному покою преставистеся от земли радующеся. / Тем и по кончине от Христа Бога прославистеся чудесы обильно,/ теплии в бедах верным помощницы показастеся, / и ныне на Небесех предстояще Престолу Христову, / Вассиане преблаженне и Ионо преславне, / молитеся присно о душах наших.

Вениамину Печерскому, в Дальних пещерах, глас 2:
Добр купец бысть, Богомудре Вениамине, / богатство бо свое тленно раздав, / купил еси оным нетленное в Царствии небеснем, / в немже ныне тамошних благ наслаждаяся богатне, / проси нам мира и велия милости.

Гавриилу Седмиезерскому, глас 4:
От юности, богомудре, просветився любовию Христовою, / суетный и многомятежный мир оставил еси. / Житие свое вверя предстательству Пречистыя Богородицы, / слез потоки изливал еси пред честным Ея образом, / и теченьми их седьм езер освятил еси. / И терпения ради украси тя небесными дарами Христос Бог наш, / в чудесех и ученицех славна показа земле Казанской.

Галактиону Вологодскому, глас 5:
Днесь град Вологда тобою всемирне хвалится, / возсиял бо еси пресветло яко солнце / и чудесы твоими град и веси, преподобне Галактионе, озарил еси. / И ныне молися Господеви / избавитися душам нашим от прелести вражия / спастися граду нашему от поганскаго и всех противных наития, / и испроси у Христа Бога любовию чтущим тя / прегрешений прощения / и просящим твоея помощи от всякия скорби избавление, и вопиющим к тебе: / Бог наш с нами, прославивый угодника Своего, яко же благоволи.

Геннадию Костромскому и Любимоградскому, глас 4:
Яко пустыннолюбивая горлица, / от суетнаго и многомятежнаго мира в пустыню удалився, / чистотою и говением, молитвами и труждением / прославил еси Бога в душе и телеси своем. / И тако благочестно пожив, / явился еси, преподобне Геннадие, пустыни Любимоградския украшение, / иноком честнаго жития образ / и теплый молитвенник за всех, / притекающих к тебе с верою.

Герасиму Вологодскому, глас 4:
Яко Безплотным единонравен / и преподобным сообщник, преподобне Герасиме, / един на Вологду пришел еси, / прорицая ту быти граду великому / и в нем святей церкви воздвигнутися / и святителем водворитися. / Темже и сподобился еси / близ того погребен быти / и по преставлении своем многими чудесы исцелений просил еси. / Молися всегда о нас, / яко да обрящем от Бога милость.

Герману Аляскинскому, глас 7:
Звездо пресветлая Церкве Христовы, / на севере просиявшая, / вся к Царствию Небесному путеводящая, / учителю и апостоле истинныя веры, / предстателю и заступниче гонимых, / украшение изящное Святыя Церкве во Америце, / преподобне отче Германе Аляскинский, / молися ко Господу, Спасу нашему, / спастися душам нашим.

Герману Соловецкому, глас 8:
Желанием духовным от юности распаляемь, преподобне Германе, / Христу тесным жития путем последовал еси / и, в морский пустынный остров, аки в тихое пристанище, вселився, / в нем многа лета постнически пожил еси, / идеже блаженным отцем Зосиме и Савватию сожитель был еси, / с ними же моли Христа Бога о нас, / любовию чтущих святую память твою.

Геронтию, канонарху Печерскому, в Дальних пещерах, глас 3:
Всечестный канонарше Геронтие, / правилоначальный бывый в церкви / и в правиле иночестем возсиявший светло, / моли Христа Бога, / да прегрешений оставление / подаст душам нашим.

Геронию и Леонтию, канонархам Печерским, в Дальних пещерах, глас 3:
Двоице святая, / правилоначальная, бывшая в церкви / и в правиле иночестем возсиявшая светло, / всечестнии канонарси, / молите Христа Бога, / да прегрешений оставление / подаст душам нашим.

Григорию, священноиноку, глас 4:
Божественную ти раку обстояще, премудре, / зовем ти, преподобне: / ко Владыце всех и Зиждителю молися / избавити нас от бед, / иже верою и любовию тебе / душами и сердцы воспевающе достойно: / слава ти, преподобне всеблаженне Григорие.

Григорию Декаполиту, глас 3:
Образ был еси воздержания, / Божественным Духом вся просветив: / правоверия течение совершил еси, / учением мир просветил еси / и зловерных обличил еси смыслы, / отче преподобне Григорие, / Христа Бога моли даровати нам велию милость.