Преподобным часть5

Паисию Величковскому, глас 2:

Странен быв на земли, / Небеснаго Отечества достигл еси / преподобне отче Паисие, / добротолюбия подвижниче, / верных научил ум к Богу возводити / и сердцем к Нему взывати: / Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, / помилуй мя, грешнаго.

Паисию Галичскому, глас 8:

Днесь возсия нам память твоя, славне Паисие, / яко солнце светозарное, лучами озаряющи весь мир, / тако и ты, преподобне, / чудесы своими тьму нощи злых духов от нас отгоняя; / днесь Небесныя силы, и святых Ангел, / и души праведных мысленно торжествуют, радующеся; / днесь и мы, грешнии, припадающе честному твоему образу молимся: / о, преподобне Паисие, / Христа Бога моли непрестанно / спасти град и люди, иже тебе почитающия.

Паисию Печерскому, в Дальних пещерах, глас 4:

Великаго во отцех подражая Паисия, / якоже он в пустыню, тако и ты в пещеру вселился еси, / идеже труды прилагая, блаженне, ко трудом, / и псаломскому пению выну прилежал еси, / моли о нас, поющих тя.

Паисию Угличскому, глас 8:

Христовы ради любве отечество и род оставил еси,/ и, ангельскому житию поревновав,/ в пустыню вселился еси, / в нейже многотрудное житие явил еси / и чудес дарования от Бога приял еси, / Паисие преподобне, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Паисию Хилендарскому (Болг.), глас 4:

Кирилла равноапостольнаго язык, / защитив обновил еси / и Патриарха Евфимия благословение Тройческое, предначав, / исполнил еси. / Твоим бо трудом болгаром / паки внятным их языком благочестие воспроповедася, / и тобою первее начат Промысл Тройческий - / дело освобождения рода Болгарскаго. / Сего ради тя почитаем, / Паисие блажен­не, / и любовию совершаем честную память твою.

Палладию Александрийскому, глас 1:

Монашествовав Богоугодно, Богоносне отче наш, / молитвою и постом Бога взыскал еси / и был еси приятелище чисто Духа, / блистая верным добродетельныя зари, / имиже просвещаеши вся чтущия тя. / Слава прославльшему тя Христу, / слава Укрепльшему тя, / слава Действующему тобою всем исцеление.

Памве, пустыннику Нитрийскому, глас 5:

В пустыни живый в толстинных и многошвенных твоих ризах, / и без тщеславия и мятежа внутрь поя Богови, / и человеча деяния собою прообразовав в наказание, отче Памво, / моли Христа Бога, / да спасет души наша.

Памве, затворнику Печерскому, в Дальних пещерах, глас 1:

Неленостным послушанием / и отвержением воли своея / крепко себе обуздав, / вдался еси за Христа Бога на муки и раны, / от Негоже сугубо, всечестне отче Памво, венчався, / молися о душах наших.

Панкратию Печерскому, в Дальних пещерах, глас 2:

Панкратие Богомудре,/ священниче Господень изрядне, / и чудес многих самодетелю, / молися Господеви, / во еже спасти души наша.

Параскеве Сербской, глас 4:

Пустынное и безмолвное житие возлюбивши, / и во след Христа, Жениха твоего, усердно потекши, / и Того благое иго во юности твоей вземши, / Крестным знамением к мысленным врагом мужески вооружившися, / постническими подвиги, постом, и молитвами, и слезными каплями / углие страстей угасила еси, достославная Параскево: / и ныне в Небеснем чертозе / с мудрыми девами предстоящи Христу, / моли о нас почитающих честную память твою.

Пафнутию Боровскому, глас 4:

Жития светлостию просветив твое отечество, / в молитвах и постех дарований Божественнаго Духа исполнился еси, / и, во временней сей жизни добре подвизався, / милость благоутробия всем скорбящим отверзл еси, / и нищим был еси заступник. / Тем молим тя, отче Пафнутие, / моли Христа Бога, да спасет души наша.

Пафнутию, затворнику Печерскому, в Дальних пещерах, глас 2:

Велия веры исправления, / в пещернем затворе, яко на воде упокоения, / преподобне отче Пафнутие, радовался еси, / огнем бо любве Божественныя распаляемь, / бдением и молитвою безстрастия достигл еси / и явился еси равноангельный на земли, / того молитвами, Христе Боже, спаси души наша.

Пахомию Великому, глас 8:

Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси, / и иже из глубины воздыханьми во сто трудов уплодоносил еси, / и был еси светильник вселенней, сияя чудесы, Пахомие отче наш, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Пахомию Нерехтскому, глас 1:

Житейских молв, преподобне, отвергся / и, яко птищ, обрете себе в пустыни безмолвие, / в молитвах и бдении прилежа Богови, / преподобне отче Пахомие, / и остави древнее пребывание, / и отыде в пустыню, и в ней водворися, / и состави обитель во Имя Пресвятыя Троицы, / и процвел еси, аки финикс, / и бысть образ утешения духовнаго. / Темже, преподобне Пахомие, / моли Пресвятую Троицу / спастися душам нашим.

Петру Афонскому, глас 4:

Мир оставил еси, Петре, Господа ради своего / и крест восприим на рамо свое, / на гору достигл еси Афонскую, / якоже древле фесвитянин Илия. / И в ней пребыв пощением, и молитвами, и бдением, / Бога милостива творя, / и Пречистую Богородицу Молебницу предлагая, / сего ради вопием ти: / моли Христа Бога, да спасет души наша.

Петру Коришскому, Сербскому, глас 4:

Любовию Христовою просвещен, / измлада возлюбил еси монашеское житие / и, возненавидев всякое плотское наслаж­дение, / житие твое исполнил еси терпением, постом и молитвами, / просиял бо еси добродетельми, яко светлое светило, / и ныне, усердно молим тя: / моли Христа Бога / сохранити отечество наше и весь крестоносный народ сербский / и всем даровати велию милость.

Петру, царевичу Ордынскому (Ростовскому), глас 8:

Отечества своего, блаженне Петре, удалився,/ и богомерзкую веру отнюд возненавидев, / от тьмы во свет пришел еси / и вселился еси во славный и многонародный град Ростов, / в немже житие честно пожив, / церковь во имя святых апостол Петра и Павла воздвигл еси Христовою благодатию, / и сию чудными иконами, яко невесту, украсив, / святителя же, и князя, и вся люди житием своим удивил еси, / темже и по смерти твоей Христос даром чудес обогати тя. / Поминай нас, чтущих пресветлую память твою, преподобне отче Петре, / и моли Христа Бога спастися душам нашим.

Пимену Великому, глас 8:

Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси, / и иже из глубины воздыханьми во сто трудов уплодоносил еси, / и был еси светильник вселенней, / сияя чудесы, Пимене, отче наш, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Пимену Многоболезненному, Печерскому, в Ближних пещерах, глас 5:

Богоноснаго Антония смиренномудрием подражая, / терпением Иову подобяся, / не исцеления от болезни, но паче протяжения тоя / желал еси себе, терпеливодушне Пимене, / да не како, здрав быв / и от места сего родительми исторжен, / сожития преподобных и чина их лишишися, / тем паче надежды от самих Ангел пострижен был еси, / с нимиже моли Христа Бога / спастися душам нашим.

Пимену, постунику Печерскому, в Дальних пещерах, глас 8:

Постом душу твою просветил еси, / молитвами непрестанными сердце твое сосуд Духа Святаго соделал еси, / преподобне отче наш Пимене; / темже вся вражия ополчения крепко посрамил еси / и, яко победоносец истинный, / воздаяние получил еси от Христа Бога. / Тому помолися о душах наших.

Пиору, затворнику Печерскому, в Дальних пещерах, глас 5:

Затворивыйся в месте темне, Богоблаженне Пиоре, / и отнюд света сего и всяких прелестей в нем сущих зрети нехотевый, / Света же днесь Невечерняго сподоблься, / моли и нам Светом темже озаритися.

Поликарпу Брянскому, глас 1:

Ветрилом креста душевный корабль окормив,/ житейская красная оставил еси, / и от мирскаго мятежа изшед, / плотския похоти воздержанием многим, отче, умертвил еси, / пощением и слезами, молитвами и песньми непрестанно прилепляяся Богу: / темже и жилище достойно Духа Пресвятаго показался еси./ Моли, Поликарпе преподобне, Христа Бога/ оставление прегрешений даровати нам и велию милость.

Поликарпу, архим. Печерскому, в Ближних пещерах, глас 4:

Тезоименит званию твоему, / яко многоплодное древо, / насажден сый во обители Божия Матере, / многая и чудная тщанием твоим исправления показавый, / мудре Поликарпе, / моли Христа Бога о нас, / яко да и мы, многия плоды добродетелей Ему принесше, спасемся.

Прокопию Декаполиту, исп., глас 8:

Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси, / и иже из глубины воздыханьми во сто трудов уплодоносил еси, / и был еси светильник вселенней, / сияя чудесы, Прокопие отче наш. / Моли Христа Бога спастися душам нашим.

Прохору Печерскому, в Ближних пещерах, глас 4:

Преподобне и чудотворче, отче Прохоре, / препитавый во гладе алчущия хлебом от былия и солию от пепела, / напи­тай и нас пищею духовною, / моля Хрис­та Бога / о душах наших.

Роману Киржачскому, глас 4:

От юности горячим желанием Божественныя любве разжигаемь, / житейския молвы оставль, преподобне, / ученик великого Сергия был еси, / безмолвием и жестоким пребыванием, / бдением и молитвою, постом последуя Христу; / сего ради избранием учителя твоего / священства сподобляешися от руки блаженнаго Алексия / и пастырь поставляешися обители, яже на Киржаче, / в нейже трудолюбно пожив, ко Господу отходиши, / Романе преподобне, / моли о нас Христа Бога, / со учителем твоим преподобным Сергием, / спастися душам нашим.

Руфу, затворнику Печерскому, в Дальних пещерах, глас 8:

Послушание святое, нарицающееся живот, / преподобне отче Руфе, прием, / живот вечный оным постигл еси, / идеже живя, не забуди и нас, хвалящих тя.

Савве Вишерскому, Новгородскому, глас 4:

От юности твоея весь Богу поработился еси, блаженне, / и Того ради любве отечество и род оставил еси, / в пустыню вселився / и в ней жестокое житие пока­зав, / чудес дарования от Господа приял еси, / Савво преподобне, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Савве Крыпецкому, Псковскому, глас 8:

Пустыни явился еси доброе насажде­ние, преподобне, / от юности бо и в мире изволил еси чистое житие; / ревнуя же большему, и дом отеческий оставил еси, / и, вся красная мира сего презрев, / от чуждых стран пришел еси / во обители Богоспасаемаго града Пскова, / и послушанию преподобнаго Евфросина предался еси; / таже простираяся умом еще к вящшему, / вселился еси в пустыню, / в нейже обитель пречестну воздвигл еси, / и множество инок собрал еси, / и их наставил еси на путь истинный. / Темже и Христос, Емуже в жертву себе принесл еси, / видев твоя благия труды, / яко пресветла тя светильника, / и по преставлении чудесы обогати, Савво, отче наш. / Молися убо присно Ему о стране нашей, / еже дароватися ей на враги победам, / стаду же твоему от враг ненаветну пребыти, / и всем нам спастися.

Савве Освященному, глас 8:

Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси, / и иже из глубины воздыханьми во сто трудов уплодоносил еси, / и был еси светильник вселенней, / сияя чудесы, Савво, отче наш, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Савве Сторожевскому, Звенигородс­кому, глас 8:

От юности божественною распаляемь ревностию, / возлюбил еси чистое житие, / презрев мира сего красная и суетная, / последовал еси твоему Богомудрому учителю, преблаженному Сергию, / в труде и бдении, в посте и подвизе: / на Сторожи явлься безмолвия ради и стражи духовныя, / недремленным на Божественней стражи предстоянием / стяжал еси ум, зряй к Богу, / и демонския козни и обстояния прозираяй: / озарение Пресвятаго Духа в себе восприем, / яко звезда пресветлая возсиял еси верным. / Темже и премудр и светозарен предстоятель / и пастырь стаду твоему явился еси, / светом твоим просвещаяй и всех, / приходящих тебе верою, отче наш Савво, / и моли Христа Бога, да спасет души наша.

Савве и Алексию затворнику, Печерским, в Ближних пещерах, глас 3:

Преблаженнии и Богоноснии отцы наши Савво и Алексие, / яко стяжавшии дерзновение ко Господу / равноангельным своим житием, / егоже ради обогати Христос / нетлением и чудесы мощи ваша, / молим вас прилежно: / испросите душам нашим очищение / и велию и богатую милость.

Савватию Соловецкому, глас 3:

Удалився мира и водворися в пустыни, / добрым подвигом подвизався, злостраданием, и вниманием, и молитвами. / Отнудуже и по смерти источаеши исцеления, Савватие отче наш, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Сампсону странноприимцу, глас 4:

В терпении твоем стяжал еси мзду твою, отче преподобне, / в молитвах непрестанно терпевый, / нищия возлюбивый и сия удовливый, / но молися Христу Богу, Сампсоне милостиве блаженне, / спастися душам нашим.

Севастиану Карагандинскому, исп., глас 3:

Троицы Святыя служителю, / земне ан­геле и небесне человече, / духовнаго Оптинскаго старчества преемниче, / Христов священнотаинниче и исповедниче, / Духа Святаго обитель всечестная, / преподобне отче Севастиане, досточтиме, / испроси мирови мир / и душам нашим ве­лию милость.

Севастиану Сохотскому, Пошехонскому, глас 4:

Удалився мира и водворився в пустыни, / добрым подвигом подвизася, / злостраданием, и вниманием, и молитва­ми, / отонюдуже и по смерти источаеши исцеления, / Севастиане, отче наш, / моли Христа Бога / спастися душам нашим.

Серапиону Псковскому, глас 8:

Изрядством жития чистоту девства приим, Серапионе, / и вся красная мира сего возненавидев, / Христа Единаго возлюбил еси. / Сего ради во внутреннюю пустыню вселився и со зверьми живый, / весь Христов спостник и друг Евфросина учителя твоего был еси, / тем же и молим тя, поминай нас, чтущих святую память твою, да зовем ти: / радуйся, пустынныя похвало, преподобне отче наш.

Серафиму, Саровскому чдтв., глас 4:

От юности Христа возлюбил еси, преподобне, / и Тому Единому поработати пламенне вожделел еси, / в пустыннем житии твоем непрестанною молит­вою и трудом подвизался еси, / умилен­ным сердцем любовь Христову стяжав, / Небесным Серафимом в песнословии споборниче, / в любви притекающим к тебе Христу подражателю, / темже избранник возлюблен Божия Матере явился еси, / сего ради вопием ти: / спасай нас молитвами твоими, радосте наша, / теплый пред Богом заступниче, / Серафиме блаженне.

Сергию Нуромскому (Вологодскому), глас 8:

Желанием духовным разгарашеся, пребогате, / слез твоих течением душу свою напоил еси / и еже из глубины воздыханьми уязвляше сердце свое, / и бодренными молитвами, и всенощным предстоянием Владыце Христу / многодобродетелен плод принесе сам себе. / И сего ради яко Божий угодник светло миру показася, / сияя чудесы, Сергие отче наш, / теплый молитвенниче к Богу, всегда о нас Того моли, / да спасет души наша.

Сергию, игумену Радонежскому, всея России чудотворцу, глас 4:

Иже добродетелей подвижник, / яко истинный воин Христа Бога, / на страсти вельми подвизался еси в жизни временней, / в пениих, бдениих же и пощениих образ быв твоим учеником; / темже и вселися в тя Пресвятый Дух, / Егоже действием светло украшен еси. / Но яко имея дерзновение ко Святей Троице, / поминай стадо, еже собрал еси, мудре, / и не забуди, якоже обещался еси, / посе­щая чад твоих, / Сергие преподобне, отче наш.

Тому же святому (Обретение мощей), глас 4:

Днесь пресветло красуется царству­ющий град Москва, / яко светолучными зарями, молниями чудес твоих осияемь, / всю вселенную созывает / похвалити тя, Богомудре Сергие; / пречестная же и слав­ная обитель твоя, / юже во Имя Святыя Троицы многими труды твоими создал еси, отче, / имущи в себе стада ученик твоих, / веселия и радости исполняется. / Мы же, празднующе преславное обре­тение честных мощей твоих, в земли со­кровенных, / яко цвет благоуханен и кадило благовонно, /любезно я лобызающе, различная исцеления приемлем / и твоими молитвами грехов прощения сподобляемся, / отче преподобне Сергие, / моли Святую Троицу / спасти души наша.


Сергию и Никону, Радонежским, глас 8:

Яко трисветлаго солнца светозарныя звезды, / Тройческим светом озаряете сердца верных, / сосуды Света Пресвятыя Троицы явльшеся, / и предивным вашим житием иноком бысте твердии законоположителие, / и церквам благолепие, и благоверным, и святителем, и всем людем, / вся бо демонския скверны отгнавше отсюду / вашими чистыми учении и делы, / добре упасосте стадо, собранное вами, / но и ныне молим вас: посещайте чад своих, / яко имущие дерзновение ко Святей Троице/, Богомудре, Сергие с чудным учеником своим Никоном, / и молите Христа Бога да спасет души наша.

Сергию Шухтомскому, глас 8:

Бденными молитвами и потоки слез­ными пустыню напоил еси / и из глубины воздыханьми ю расплодил еси / и бысть постнически равно Ангелом житие твое; / страдальчески бореньми, яже от бесов и от ненаказанных человек, претерпел еси / и Ангелом собеседник явися, / Божественнаго винограда насеятель быв; / и, оставив временное житие, преселился еси в жилище Небесное. / Темже тя почитаем, преподобне отче наш Сергие, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Сергию и Герману, Валаамским чдтвв., глас 4:

Евангелия Христова истиннии послушницы явистеся, преподобнии, / мир и вся яже в нем, яко не сущая преобидевше любве ради Христовы, / и в морский остров вселистеся, / и трудолюбно в нем противу козней невидимых врагов подвизастеся, / постом, бдением же и всенощным стоянием / плоти своя духу мудре повинули есте. / Сего ради от вседержительныя десницы / достойныя венцы прияли есте. / И ныне Пресвятей Троице предстояще, / молитеся, всеблаженнии отцы Сергие и Германе, / сохранитися в мире отечеству нашему, и спастися душам нашим.

Силуану Афонскому, глас 2:

Серафимския любве ко Господу пламенный ревнителю, / и Иеремии, о наро­де плачущему, усердный подражателю, / всеблаженне отче Силуане, / ты зову Матери Господа сил внемляй, /змия греховнаго мужемудренно изрыгнул еси, / и в гору Афонскую от суеты мира удалился еси, / идеже в трудех и молитвах со слезами Святаго Духа обильно стяжа. / Еюже сердца наша вспламени и с тобою умильно взывати укрепи: / Господи мой, жизнь моя и радосте святая, / спаси мир и нас от всяких лютых.

Силуану, схимнику Печерскому, в Дальних пещерах, глас 3:

Многаго ти ради воздержания и безмернаго пощения / приемый свыше бла­годать чудотворения / и к Богу велие дерзновение стяжавый, / постником удобрение, Силуане, / Тому молися, / да подаст нам мир и велию милость.

Сильвестру Обнорскому, глас 6:

Иже измлада Христа возлюбив / и верою к Нему приближся, / изнурил еси, в пустыни живый, многострадальное тело твое. / Тем, блаженне Сильвестре, со Ангелы ликовствуя, / моли Христа Бога мир мирови даровати / и буди помощник верою призывающим тя на помощь / и чтущим святую память твою.

Симеону Новому Богослову, глас 3:

Божественное озарение, Симеоне отче, / восприяв в души твоей, / светило в мире показался еси светлейшее, / разгоняя того мракобесие / и всех уверяя искати, юже погубиша, благодать Духа, / Егоже прилежно моли / даровати нам велию милость.

Симеону Столпнику, глас 1:

Терпения столп был еси, / ревновавый праотцем, преподобне, / Иову во страстех, Иосифу во искушениих, / и безплотных жительству, сый в телеси, / Симеоне отче наш, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Симеону Столпнику Дивногорцу, глас 1:

Пустынный житель, и в телеси Ангел, / и чудотворец явился еси, Богоносе, отче наш Симеоне, / постом, бдением, молитвою Небесная дарования приим, / исцеляеши недужныя и души верою притекающих ти. / Слава Давшему тебе крепость, / слава Венчавшему тя, / слава Действующему тобою всем исцеления.