Преподобным часть6

Симону Воломскому, глас 4:

От юности твоея вперив ум твой к Богу, блаженне Симоне, / мира же отвергся, вселился еси в пустыню непроходимую, / и тамо, от Господа укрепляемь, / в молитвах и пощениих доблественне по­жил еси, / и жизнь твою страдальчески / убиением от сынов противления скончал еси. / Сего ради со преподобными и мученики венчался еси, / с ними же и ныне предстоиши Престолу Пресвятыя Трои­цы. / Сию моли, молим тя, / оставление подати согрешений наших / и даровати нам велию милость.

Симону Радонежскому, глас 5:

Радуйся, пустыне Радонежская, / израстившая крин духовный, / в вертогра­де преподобнаго Сергия: / Симона, архимандрита Смоленскаго, / познавшаго светлость послушания / и дивнаго птиц видения сподобившагося, / сего воспоминающе, Бога прославляем.

Сисою Великому, глас 2:

Плотския страсти умертвив воздер­жанием, / миру распялся еси и, в пустыни живый, / всех похотей отсечением / Ан­гел земный и Небесный человек показался еси, / сего ради тя, яко наставника иноком, / поем, Сисое отче наш, и просим: / моли Христа Бога, да спасет души наша.

Сисою, схимнику Печерскому, в Дальних пещерах, глас 1:

Пустынный житель, и в телеси Ангел, / и чудотворец явился еси, Богоносе отче наш Сисое, / постом, бдением, мол­итвою Небесная дарования приим, / исцеляеши недужныя и души верою при­текающих ти. / Слава Давшему тебе крепость, / слава Венчавшему тя, / слава Действующему тобою всем исцеления.

Софии Суздальской, глас 4:

Вышняго красотою явственно украшаяся, / постническими бо труды подвизася преподобная София, / и бысть наследница Небесному Царствию, / и вниде в Небесный Чертог насладитися Христовы красоты, / Его же моли спастися граду Суждалю / от поганых нахождений и междоусобныя брани / и подаждь душам нашим велию милость.

Софронию, затворнику Печерскому, в Дальних пещерах, глас 1:

Пространна пути, ведуща в пагубу, / блаженне Софроние, угонзая, / затворил­ся еси в темне месте пещернем, / идеже день и нощь в молитвах и слезах / и в ручном деле подвизаяся, / обрел еси вечный живот и наслаждение.

Спиридону и Никодиму, просфорникам Печерским, в Ближних пещерах, глас 4:

Хлебы приносныя руками своими творя, / псалмопение непрестанное усты своими / яко жертву хвалы приношаше Господеви, / со честным Никодимом, бла­женне Спиридоне, / с нимже молися Христу Богу о душах наших.

Стефану Махрищскому, глас 8:

Православия ревнителю, / благочестия наставниче и чистоты, / ищущим спасения путеводительный светильниче, / монашествующих Богодухновенное удобрение, / преподобнаго Сергия ду­ховный собеседниче, / Стефане премудре, / ученьми и добродеяньми твоими души просветил еси / и пустыни населил еси, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Стефану, игумену Печерскому, епископу Владимиро-Волынскому, глас 8:

Учению повинуяся Богоноснаго Феодосия, / поставлен бысть от него вождь быти святому его стаду, еже добре пасый, / церковь Богородицы, / волею Тоя основанную чудне, / совершил еси бла­голепно, / приснопамятне Стефане, /в нейже нам, молящимся, испроси от Христа Бога велию милость.

Стефану Савваиту, глас 5:

Воздержанием житие украси и стра­сти умертвив, / посрамил еси вражия прилоги, отче Стефане, / и преложися к Богу, чудотворец показася, / в вечней славе со Ангелы ликуя, / с ними же моли помиловати души наша.

Стефану, в иночестве Симеону, царю Сербскому, Мироточивому, глас 3:

Божественною благодатию просветився, / и по смерти показуеши светлость жития твоего, / источаеши бо миро благоухания / притекающим к раце мощей твоих, / и люди твоя наставил еси к свету Богоразумия, / Симеоне отче наш, / Христа Бога моли / даровати нам велию милость.

Стефану, в иночестве Симеону, царю Сербскому, Мироточивому и святителю Савве I, архиеп. Сербскому, глас 1:

Обители Хиландарския священных строителей / и Афона светильники, Сер­бии похвалу, / Симеона величайшаго, преподобных лепоту, / и род его чудный, святителя, - глаголю, - Савву, / приидите согласно почтим, глаголя: / молите Христа Бога / о пастве вашей, блаженнии, / и о еже Церкви свободней быти от обстояний.

Титу, пресвитеру Печерскому, в Ближних пещерах, глас 1:

Братолюбне тя живуща видев любве ненавистник, / победил тя во гнев, / но, ведый твоя прежния труды любве источник - Господь, / преложи тя паки на братолюбие, / в немже ты прочее пожив Богоугодне, / молися о нас, яко да поживем братолюбне.

Титу Печерскому, бывшему воину, в Дальних пещерах, глас 3:

Воинство тленное оставль, / в нетленном ввоенился еси Христови, / и оружи­ем его крестным победив подземных ефиопов, / победы венец от Христа, Тите, славно приял еси, / Емуже молися даровати нам мир и велию милость.

Тихону Луховскому, Костромскому чдтв., глас 4:

Желанием духовным в пустыню вселился еси / и, тамо невозвратно шество­вав Божественными стезями, / достигл еси в Небесныя обители, / и ныне со Ангелы предстоиши / у Престола всех Царя Христа Бога, / Емуже прилежно молися / помиловати град сей и люди, / верою празднующия пречестную память твою, / Тихоне преподобне, отче наш.

Тихону Медынскому, Калужскому, глас 4:

Яко светильник пресветлый, / явился еси в Российстей земли, / преподобне отче наш Тихоне, / в пустыни вселився, / в нейже преходя жестокое жительство, / яко безплотен, пожил еси, / сего ради и чудес дарованием обогати тя Бог. / Тем и мы, притекающе к мощем твоим, умильно глаголем: / отче преподобне, / моли Христа Бога / спастися душам нашим.

Трифону, архим. Вятскому, глас 4:

Яко светозарная звезда, / возсиял еси от востока до запада, / оставль бо свое отечество, / дошел еси Вятския страны и Богоспасаемаго града Хлынова, / в немже обитель во славу Пресвятыя Богоро­дицы создав, / и, тамо на добродетель вперився, / собрал еси иночествующих множество, / и, сих наставляя на путь спасения, / был еси Ангелом собеседник, / и постником сопричастник, Трифоне преподобне, / с ними Христа Бога моли спастися душам нашим.

Трифону Печенгскому, Кольскому, глас 8:

Пути, вводящаго в жизнь, наставник и учитель был еси: / первее бо, преподоб­не отче наш Трифоне, / пришел еси в часть Норвегския земли / и в последних концех северныя страны языки просветил еси, / породив водою и Духом Святым, / и священная твоя чада в безплодней пус­тыни, / яко древа масличная, насадил еси, / велию обитель Святыя и Живоначальныя, Единосущныя и Нераздельныя Троицы создал еси / и монахов мно­жество собрав. / Тем, яко апостолом и пустынножителем равночестна чтуще тя, / прилежно припадающе, вопием: / моли всех Бога за Русскую землю, за область твою и за вся люди, / почитающия память твою.

Феодору Начертанному, исп., глас 8:

Православия наставниче, / благоче­стия учителю и чистоты, / вселенныя светильниче, / монашествующих Богодухновенное удобрение, / Феодоре премудре, / ученьми твоими вся просветил еси, цевнице духовная; / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Феодору Освященному, глас 1:

Пустынный житель, и в телеси Ан­гел, / и чудотворец явился еси, Богоносе отче наш Феодоре: / постом, бдением, молитвою небесная дарования приим, / исцеляеши недужныя и души верою при­текающих ти. / Слава Давшему тебе крепость, / слава Венчавшему тя, / слава Действующему тобою всем исцеления.

Феодору, кн. Острожскому, Печерскому, в Дальних пещерах, глас 7:

Преобразил еси земнаго княжения славу / во иночества образ смиренный, / и вместо врагов видимых / на невидимыя ополчился еси, / и, обою победитель красен являяся, / един от чудотворец Печерских показался еси; / темже и нам ревности Божия дар испроси, / братолюбием сердца наша просвети / и ко спасению веч­ному стези наша, Феодоре блаженне, направи.

Феодору Сикеоту, еп. Анастасиупольскому, глас 2:

Познан быв от пелен освящен / и явлься благодатей исполнен, / чудесы мир озарил еси / и демонов множество отгнал еси, / священнодетелю Феодоре, / темже о нас молися Господеви.

Феодору Студиту, исп., глас 8:

Православия наставниче, / благочестия учителю и чистоты, / вселенныя светильниче, / монашествующих Богодухновенное удобрение, / Феодоре премудре, / ученьми твоими вся просветил еси, цевнице духовная, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Феодору и Павлу Ростовским, глас 8:

Звездам заря послушания жизнь луч­ших показа, / яко два светила сияюще нам, / Феодор и Павел Богомудрии, Ростовская похвало, / житием чистым Богу присвоишася.

Феодосию Великому, общих житий начальнику, глас 8:

Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси, / и иже из глубины воздыханьми во сто трудов уплодоносил еси, / и был еси светильник вселенней, / сияя чудесы, Феодосие отче наш, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Феодосию Едесскому, Столпнику, глас 3:

Прежде запенся богатственною сетию, яко человек, / но последи нищетою нестяжания посрамил еси врага / и мо­литвами твоими, честный Феодосие, / прият от Бога прозрения дар. / Тем и честному епископу Феодору прорече о Святей Церкви, / еже на враги одоление, / и ныне молися Христови за чтущих тя.

Феодосию Кавказскому, глас 4:

От юности Христа возлюбил еси, блаженне, / и Его ради на Святой Афон и ко Гробу Господню удалился еси, / и тамо благодатию и даром чудес обогатився, / в страну Российскую к людем своим возвратился еси. / Народы Кавказа в годину гонений молитвами, / подвигом юродства и чудесы многими во Православии укрепивый, / преподобне отче Феодосие, / моли Христа Бога, / да укрепит Господь люди, зде живущия, во Православии, / и оградит землю нашу миром, / и спасет всех, яко милосерд.

Феодосию, игумену Киево-Печерскому, глас 8:

Возвысився на добродетель, / измлада возлюбив монашеское житие, / к желанию доблественне достиг, вселился еси в пещеру, / и украсив житие твое пощением и светлостию, / в молитвах яко безплотен пребывал еси, / в Российстей земли яко светлое светило просияв отче Феодосие: / моли Христа Бога, спастися душам нашим.

Феодосию Терновскому, глас 3:

В блаженнем безмолвии пустыннем / и на соборех, любовию к Богу горя, / посрамил еси лукавых бесов и еретик злочестивых. / На молитве же стоя, огня светлостию просиял еси / и преставле­нием твоим Ангелов поющих обвеселил еси, / Феодосие, отче наш, / сего ради молим тя: молися о душах наших.

Феодосию Тотемскому, глас 1:

От юности, преподобне Феодосие, / желание твое ко Христу Богу вперил еси, / егоже ради град и отечество оставль / и славу суетную, яко прах вменив, / последовал еси преподобному Димитрию / и обители его сожитель был еси, / преселився ко граду Тотьме / и в междоречие вселився, / постом и бдением, и власяным одеянием, / и веригами тело твое удручил еси. / Сего ради Бог, видев твоя труды, / по преставлении твоем чудесы обогати тя: / бесы изгоняеши и слепыя просвещаеши, / от всяких недуг и бед избавляеши приходящия к тебе с верою и вопиющия: / слава Давшему ти крепость, / слава Венчавшему тя, / слава Дающему тобою всем исцеление.

Феоктисту Палестинскому, глас 8:

Слез твоих теченьми, пустыни без плодное возделал еси, / и иже из глубины воздыханьми, во сто трудов уплодоносил еси, / и был еси светильник вселенней, сияя чудесы; Феоктисте отче наш, / моли Христа Бога, спастися душам нашим.

Феоктисту, бывшему Драгутину, ко ролю Сербскому, глас 4:

Божественнаго страха огнем душу свою распалил еси, / очистився покаянием и украсився кротостию и смирением, востекл еси к невечернему Свету - Христу, / преподобне отче Феоктисте, / и ныне, трисолнечным светом озаряемь, / на Небеси ликуеши, / моли о нас, верою почитающих честную память твою.

Феофану, исп., еп. Никейскому, глас 8:

Православия наставниче, / благочестия учителю и чистоты, / вселенныя светильниче, архиереов Богодухновенное удобрение, / Феофане премудре, / ученьми твоими вся просветил еси, / цевнице духовная, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Феофану исп., Сигрианскому, глас 5:

Воздержанием житие украсил / и, уды умертвив, / победил еси вражия коз­ни, отче Феофане, / преставился еси к Богу в вечную жизнь, / яко достоин причастник, / моляся непрестанно / помиловати души наша.

Феофилу, архиеп. Новгородскому, в Дальних пещерах, глас 4:

Правило веры, и образ кротости, / и воздержания известный учитель Христо­ву стаду воистину был еси, / уча е выну смирению, / не мудрствовати еже высокая, / сего ради стяжал, яже желаше, / отче святителю Феофиле, / моли Христа Бога спастися душам нашим.

Феофилакту исп., еп. Никомидийскому, глас 6:

Таяся, пожил еси, прехвальне, / но Христос тя показа, / яко светило на свещнице мысленнем, / и скрижали ти вручи учений духовных, / имиже, святителю Феофилакте, / и нас озари.

Ферапонту Белоезерскому, Можайс­кому, глас 4:

Житием чистым просветився, / в молитвах и постех пустыни явился еси доброе прозябение / и, духовному твоему учителю последствуя, / ум свой к Небесным управль, / стаду твоему наставник был еси, / тем тя молим, отче Ферапонте: / моли Христа Бога спастися ду­шам нашим.

Ферапонту Монзенскому, глас 8:

Любовию Христовою, Богомудре, просветився и добродетельми, / сожитель­ствовал еси Василию блаженному, / и, всякое наслаждение плотское вознена­видев, / в пустыню вселился еси, / в ней же вельми подвизался еси в жизни сей временней, / плоть умершвляя свою в пениих, и во бдениих, и в пощениих. / Темже и Христос даром чудес обогати тя, / но поминай убо нас, чтущих пресветлую память твою, / преподобне отче Ферапонте, / и моли Христа Бога спастися ду­шам нашим.

Филиппу Ирапскому, глас 4:

Яко кедр, в пустыни давидски растущ, и яко финикс, благоуханен цветущ, / ревнитель учителю твоему был еси, преподобному отцу Корнилию, / стопам бо его последовал еси / и, святое иго взем, / светлым житием просиял еси, яко солнце, / явлься мирови многими чудесы, отче Филиппе! / И ныне на Небесех предстоиши Престолу Пресвятыя Троицы / и, яко ве­ликое имея дерзновение, / преподобнии свой руце воздев, / моли от враг сохранитися градом нашим / и спастися душам нашим.

Фоме Малеину и Акакию Синайс­кому, глас 1:

Светила богосиянная миру / и ино­ков одушевленныя зари, / Фома чудесы, Акакий же послушанием, / возсиясте светло; / сих, яко имущих дерзновение к Богу, / молитвами во бранех пособствовати молим, / да просят от Христа Бога даровати прощение согрешений / чтущим их святую память.

Харитону Исповеднику, глас 8:

Слез твоих теченьми, пустыни безплодное возделал еси, / и иже из глубины воздыханьми, во сто трудов уплодоносил еси, / и был еси светильник вселенныя, / сияя чудесы Харитоне отче наш, / моли Христа Бога, спастися душам нашим.