Разсказы


для народа


о житiяхъ святыхъ угодниковъ


КIЕВО-ПЕЧЕРСКИХЪ



издание двенадцатое Кiево-Печерской Лавры.


1894 год.






РАЗСКАЗЪ 1-Й


Преподобный Антонiй печерский (память 10-го iюля).


Ближнiя пещеры, т.е. те, которыя находятся ближе къ великой лаврской церкви, называются еще Антонiевыми пещерами; это потому, что тутъ жилъ около 16 летъ предъ своею кончиною, тутъ скончался и тутъ почиваетъ подъ спудомъ во гробе преподобный отецъ нашъ Антонiй печерский - основатель обеихъ пещеръ - и ближнихъ и дальнихъ и вообще оснаватель святой чудотворной Кiево- печерской лавры. А святая жизнь этого великаго подвижника печерского была такова:

Около 880 летъ тому назадъ, въ нашем Кiеве княжилъ святой равноапостальный Владимiръ; святая вера православная тогда только что стала распространяться по земле русской. Въ то время, за Днепромъ, въ теперешней черниговской губернiи, въ 40 верстахъ отъ самого Чернигова, въ местечке Любече у некiихъ богатых родителей родился сынъ Антипа. Еще въ отрочечтве въ немъ заметна была особенная любовь къ святой подвижнической жизни. Бывало, услышить отъ кого нибудь нашъ молодой Антипа о томъ, какъ встарину живали святые люди, какъ и въ его время подвизались въ далекихъ монастырях добрые монахи, сердце его вдругъ затрепещетъ, глаза заблистаютъ; такъ бы, кажется, онъ и полетелъ къ этимъ святымъ людямъ.«Верно, изъ этого дитяти выйдетъ святой человекъ», думали про себя те, которые замечали въ Антипе редкую любовь къ монашеской жизни,- и ихъ догадки сбылись. Въ любече нашъ молодой Антипа выкопал для себя пещерку, въ которой думалъ жить такъ, какъ по разсказам другихъ, жили монахи въ далекихъ сторонахъ. Эту пещерку еще и теперь показывают у себя любечане. Сюда, въ эту уединенную пещерку, богомольный Антипа часто уходил, чтобы тутъ лучше помолиться, больше положить поклоновъ и пр. Но, черезъ некоторое время, добрая душа Антипы рвалась дальше. «Богъ положил ъ ему на умъ, говоритъ преподобный Несторъ летописецъ, въ другiя страны итти»; и онъ въ виде беднаго странника-богомольца, пустился в разныя стороны, въ далекие монастыри. Странствуя, прибылъ онъ и на св. Афонскую гору, куда особенно стремилась его святая душа, - такъ какъ гора Афонская еще въ то время славилась своими монастырями, скитами и святой жизнiю, подвизавшихся тутъ монаховъ. Обошелъ тутъ смиренный Антипа все монастыри и скиты,- и ему больше всехъ понравилась Евсигменова обитель. Онъ просился сюда, - его приняли. Въ скоромъ времени, за благословенiемъ игумена евсигменскаго, онъ поселился, вблизи обители, въ одной тесной пещере, высеченной въ обрывистой скале, надъ морскою бездною. Эта пещера и до сихъ поръ существуетъ; ее и теперь показываютъ афонскимъ богомольцам. Тутъ-то молодой Антипа зажилъ такою святою жизнiю, что сталъ удивлять и старыхъ афонскихъ монаховъ.


Антипу постригли въ монахи, и назвали Антонiемъ. Вскоре после того, Господь открыл игумену евсигменскому, чтобы онъ отпустилъ новопостриженного Антонiя въ свою землю, для наставленiя тутъ другихъ. Призвавши къ себе преподобнаго Антонiя, игуменъ сказалъ ему: «Господь укрепилъ тебя въ святыхъ подвигахъ; тебе нужно и другихъ руководить въ святой жизни. Возвратись же въ свою русскую землю, и да будет тамъ благословенiе святой горы Афонской»! Игуменъ благословилъ его и отпустил.Пошелъ нашъ святой отецъ въ далекую дорогу, и на конецъ пришелъ въ свою родную землю. «Где бы мне тутъ жить»? думал про себя преподобный Антонiй, подходя къ Кiуву. А Кiевъ въ то время былъ уже богатъ церквами да монастырями, которые позаводили тутъ греки, научившiе насъ святой православной вере.

Ходилъ, ходилъ нашъ преподобный отецъ по монастырямъ кiевскимъ; но ни одинъ изъ нихъ ему не понравился; такъ уже было угодно Господу. Въ то время, на Печерске, где теперь крепость кiевская, былъ дремучий лесъ, а въ лесу- деревушка, которая называлась Берестовымъ, - это было загородное великокняжеское село.

Тутъ стояла и великокняжеская каменная Петро-павловская церковь, та самая, которая и теперь стоитъ на-лево отъ Лавры и называется Спаскою церковью. Близко отъ нея стоялъ дворецъ великокняжескiй; но его уже давно-давно не стало. Ходилъ нашъ преподобный отецъ и по селу великокняжескому, и по этому дремучему лесу берестовскому, и по крутымъ берегамъ Днепра. Последнiе ему живо напоминали его прежнее любимое жилище на Афоне, надъ моремъ. И вот нашелъ онъ здесь небольшую пещеру; эта пещера была ископана сваященникомъ той берестовской, Петро-павлоской церкви, Иларiономъ, который, по великому благочестiю, любил въ часы, свобоные отъ службы своей, уединяться въ пещерку для модлитвы, чтенiя и богомыслiя.Въ 1051 г., благочестивый Иларiон, за свою святую жизнь, былъ поставленъ митрополитомъ кiевскимъ и жилъ при Софiйском соборе, а пещерка его осталась пустою. Понравилась преподобному Антонiю эта Иларiонова пещерка, и онъ решился тутъ остаться. Молясь Господу со слезами, онъ сказалъ: «Господи, утверди меня на этомъ месте; Господи! да будетъ на этомъ месте благословенiе святой горы Афонской и молитва моего игумена, который меня постригъ»! И стал жить тутъ святой подвижникъ. Елъ он только черствый хлебъ, и то черезъ день, а иногда и черезъ неделю,- и пилъ одну воду, и то въ меру; а занимался то святою молитвою, то другими святыми трудами; между прочемъ онъ распросранялъ и свою тесную пещерку. Добрые люди скоро узнали объ этомъ человеке Божiемъ, и постоянно приходили къ нему: кто за благословением, кто за советомъ,- и приносили святому, что кто могъ, по усердiю, - а святой разделялъ это неимущимъ. Сначала приходили къ нему только кiевляне, да поселяне изъ ближайшихъ деревень; а потомъ стали стекаться сюда и изъ далеких сторонъ. Некоторые изъ приходившихъ пожелали и насегда остаться съ святымъ подвижникомъ. Между другими теперь поселился въ пещере преподобнаго и священикъ Никонъ. Принявши здесь на себя строгiе монашеские обеты, Никонъ, по благословению препадобного Антонiя, постригалъ здесь в монашество и другихъ. Въ короткое время, около преподобного Антонiя собралось до 12 черноризцевъ, которые старались во всемъ подражать своему великому руководителю. Распространяя пещерку преподобного Антонiя, они вывели подъ землею общiй для всехъ длинный ход; по сторонамъ же этого хода каждый изъ нихъ выкопалъ для себя маленькую келiйку, въ которой только можно было стать да сесть.


Затемъ они выкопали тутъ же въ пещере одну келiйку побольше другихъ, и устроили въ ней маленькую церковьку; выкопали и другую такую же, и устроили въ ней общую трапезу. Сюда , въ известные времена, они сходились на убогiй обедъ. Каждый изъ подвижниковъ печерскихъ по большей части находились въ своей келлiйке, и выходили отсюда только или въ церковьку, или въ трапезу, или в лесъ за дровами, или къ Днепру за водою.Съ утра до ночи, они уставами и сердцемъ молились, а руками трудились.Величественная картина представлялась тогда на этой св. горе: глубокая ночь; в лесу берестовскомъ мертвая тишина; не шелохнется ни зверь въ своей берлоге, ни птица въ своемъ гнездышке. А въ подземной пещере преподобных, при тускломъ освещенiи, совершается слезная умилительная молитва за Русь святую и за весь православный народъ христiанский. Изъ подземной пещеры, какъ из гробовъ, едва-едва слышны на горе задушевные молитвенные вопли святыхъ пещерниковъ, какъ будто, замогильныхъ жильцов.Кого тогда не могла занять дивная гора пещерная!... И на самом деле, мало по-малу, слава о святой пещерной жизни преподобнаго Антонiя и его сподвижниковъ разнеслась по всей тогдашней земли русской. Зналъ о святой жизни преподобнаго Антонiя и объ его пещере и тогдашний князь кiевский Изяславъ, сынъ мудраго Ярослава, и самъ съ своими вельможами нередко, бывало, приходилъ въ убогую пещеру преподобныхъ, то за благословением, то за советами.Наскучали преподобному Антонiю частые посетители; его святая душа искала уединенiя. Однажды, когда къ преподобному собрались все пещерные черноризцы за благословением, онъ сказал имъ: «братья мои! Вотъ васъ Господь собрал здесь, по благословению святой горы и того игумена, который меня постриг. Да будет надъ вами первее всего благословение Божiе, а потомъ и благословение святой горы! Живите себе тутъ сами; я вамъ поставлю игумена, а самъ хочу жить одинъ, вотъ въ той горе»; при этомъ святой отецъ указал на ту гору, въ корой теперь ближнiя пещеры. Такъ и сделалъ преподобный Антонiй: поставилъ своимъ братьямъ игуменомъ Варлаама, а самъ пошелъ на эту гору, выкопал тутъ пещерку, въ 100 саженяхъ отъ прежней, и сталъ жить тутъ одинъ, продолжая по прежнему свои святые подвиги. Но братья такъ любили и уважали своего великаго наставника, что и тутъ не давали ему покоя: они часто ходили къ нему, то за благословениемъ, то за наставленiями, а некоторые изъ нихъ ни за что не хотели разстаться съ нимъ, и тутъ же, въ новой пещерке препадобнаго, опять стали копать для себя келлiйки. По благословению Божiю, со дня на день, и въ прежней пещере, и въ новой пещере препадобнаго Антонiя братья умножались, какъ пшеница Божiя.